Основной мерой борьбы с распространением коронавируса в мире стало социальное дистанцирование и самоизоляция. Во избежание массовых скоплений людей правительства разных стран вводят специальные ограничения: отменяют публичные мероприятия, закрывают кафе, рестораны и торговые центры, запрещают использование общественного транспорта и т.д.  В результате чиновники, исполняя требования более высокоуровневых органов власти, вынуждены были реагировать на кризисную ситуацию самостоятельно. Некоторые их действия по контролю за соблюдением требований, в целом направленных на противодействие эпидемии, в реальности повышали риски распространения инфекции.

 

История первая. Очереди в аэропортах США

Что случилось?

США на фоне растущей угрозы эпидемии в середине марта стали вводить ограничения на въезд и выезд из страны. В частности, 11 марта был введен запрет на въезд иностранцев, посещавших европейские страны, а также внедрены дополнительные проверки для возвращающихся из Европы американцев. В результате в американских аэропортах образовались многочасовые очереди из пассажиров, возвращающихся в США или использующих аэропорты в качестве транзитных.

 

Кто пострадал?

В первые дни после введения новых ограничений особая нагрузка легла на 13 транзитных аэропортов, в которых были организованы необходимые проверки. Многие пассажиры столкнулись с длинными очередями и долгим ожиданием (вплоть до семи часов в аэропорту О’Хара в Чикаго), в связи с внезапно возникшей необходимостью прохождения медицинских проверок, не предусмотренных ещё днём ранее. Большое скопление людей увеличивало риск передачи инфекции. Кроме того, в одном из нью-йоркских аэропортов, пассажиры использовали одни и те же ручки для заполнения таможенных и медицинских форм, что также увеличивало риск распространения инфекции.

Собеседники The New York Times, вернувшиеся в те дни в США, отмечали, что медицинские проверки не проводились тщательно: для измерения температуры сотрудники аэропортов выбирали пассажиров, по-видимому, по случайному принципу, а некоторых пропускали, только спросив о самочувствии. По словам одной из пассажирок, оказавшихся в аэропорту Чикаго, Трейси Сефл, после четырёх часов ожидания в очереди ей с супругом сообщили, что им не нужно было проходить проверку, поскольку они не путешествовали по Европе.

 

Реакция чиновников

Ситуацию в аэропортах прокомментировали представители власти. И.о. комиссара погранично-таможенной службы США Марк Морган назвал долгое ожидание в отдельных аэропортах неприемлемым и сообщил, что ведомство уже адаптируется к новым обстоятельствам. И.о. главы Министерства внутренней безопасности Чэд Вулф обещал увеличить возможности аэропортов по приёму пассажиров. Он также отметил, что в 12 из 13 транзитных аэропортах были осуществлены необходимые изменения, в Чикаго же это не было сделано достаточно быстро, но работа уже ведётся. По словам губернатора штата Иллинойс, администрация Дональда Трампа обещала удвоить численность федеральных сотрудников в аэропорту Чикаго. В дальнейшем сообщалось, что сотрудники Администрации транспортной администрации стали обеспечивать дистанцию между ожидающими пассажирами. 24 марта Госдепартамент сообщил, что, в соответствии с рекомендациями Центров по контролю и профилактике заболеваний, все американцы, возвращающиеся в США из-за границы, подлежат прохождению медицинской проверки.

История вторая. Киев, закрытие метро

Что случилось?

12 марта в Киеве объявили карантин, а 17 марта городские власти приняли решение о полном закрытии метро с полуночи следующего дня. Кроме этого, были введены новые правила проезда на наземном транспорте: максимум 10 человек в маршрутках, и 20 — в автобусах. Также власти обязали пассажиров носить маски.

 

Кто пострадал?

В результате закрытия метро, 18-19 марта в Киеве произошел транспортный коллапс: на тот момент жители еще не в полном объеме соблюдали карантинный режим и нагрузка на инфраструктуру снизилась недостаточно: салоны автобусов и маршруток были переполнены, на остановках скапливались огромные очереди из пассажиров. Кроме того, многие также пересели на личный транспорт, что спровоцировало многокилометровые пробки. Наконец, в Киеве, как и во многих других городах мира, есть проблемы с приобретением лицевых масок.

 

Реакция чиновников

Городские власти продолжили усиление карантинных мер — ограничения на пользование наземным транспортом расширялись. Полиция стала отслеживать количество перевозимых пассажиров (это привело к инциденту, когда полиции пришлось применять силу против “лишних” пассажиров). 23 марта в Киеве были полностью приостановлены перевозки пассажиров во время карантина и введены спецпропуска по выделенным маршрутам.

История третья. Очереди за пропусками в Саратове

 

Что случилось?

26 марта правительство Саратовской области утвердило ограничительные меры в связи с угрозой распространения инфекции коронавируса. 31 марта к списку ограничений было добавлено введение в области пропускной системы со 2 апреля. При этом пропуска необходимо утверждать в администрации муниципалитетов или у органов исполнительной власти области. Утром 1 апреля мэрия Саратова опубликовала пояснения об оформлении пропусков с указанием адресов, куда работодатели должны были принести на подпись пропуска на всех своих сотрудников. После заверения сотрудниками администрации пропуск необходимо было передать сотруднику. Форма пропуска была опубликована в виде файла на Яндекс.Диске. Власти также призвали граждан не приходить за пропусками самостоятельно. С разъяснениями также выступил председатель правительства области Александр Стрелюхин.

 

Кто пострадал?

С утра 1 апреля возле ведомств, в которых было предусмотрено заверение пропусков, выстроились очереди людей. По сообщению ИА «Взгляд-инфо», у администрации Заводского района Саратова в середине дня находилось не менее 50 человек. Дистанцию в полтора метра ожидавшие не соблюдали. В здание впускали по несколько человек одновременно. Такие же очереди появились перед другими районными администрациями. Например, в Кировском районе, по сообщению ИА «Версия-Саратов», в очереди стояло около 200 человек. Очевидцы публиковали фотографии в социальных сетях, сообщения об очередях за пропусками в Саратове попали в федеральные СМИ. Также увеличилось количество звонков и сообщений, поступивших на «горячую линию» мэрии города.

 

Реакция чиновников 

В начале дня представители органов власти Саратова и Саратовской области в основном занимались разъяснительной работой. К обеспечению порядка в местах скопления граждан была привлечена полиция. В середине дня Александр Стрелюхин заявил, что введение пропускной системы может быть отложено на день, если администрации не будут справляться с выдачей пропусков. Позднее официальный паблик сторонников Вячеслава Володина в Саратове сообщил, что спикер Государственной Думы созвонился с губернатором Саратовской области Валерием Радаевым и призвал его взять ситуацию с выдачей пропусков под контроль. В 16:00 Александр Стрелюхин сообщил о переносе начала действия пропускной системы на 4 апреля, а также об изменении схемы выдачи пропусков администрациями, чтобы избежать образования очередей. Он также обратился к предпринимателям с просьбой не стоять в очередях.

Почему так происходит?

Во всех рассмотренных случаях чиновники, которые должны были непосредственно принимать решения о том, как избежать массовых скоплений людей, находились в непростой ситуации. С одной стороны, решение о введении масштабных ограничительных мер было уже принято на более высоком уровне и как-то повлиять на него (например, попросить перенести сроки) чиновники-исполнители не могли. С другой стороны, реализация этого решения должна быть максимально быстрой и простой: достаточного времени для выработки комплексного плана и сложных решений не было.

Профессор политологии Йельского университета Чарльз Линдблом сформулировал концепцию инкрементализма, объясняющую, как чиновник поступает в такой ситуации. Когда у управленца нет ни возможности изменить политический курс, ни достаточного количества времени, денег и источников информации для выстраивания полноценного плана реализации текущего курса – ему остается принять несколько небольших, часто очевидных решений, эффект которых известен по предыдущим дискуссиям и опыту. При этом «половинчатость» и непоследовательность решений будет сильнее тогда, когда интересы включенных в этот процесс стейкхолдеров максимально противоречат друг другу. Если интересы сильно разнятся – круг и масштаб возможных альтернатив для принятия решения у чиновника резко сужаются.

Теорию инкрементализма сегодня чаще всего применяют для анализа бюджетных процессов, однако с помощью нее можно объяснить и действия чиновников во время пандемии. Бюрократия верхнего уровня требует максимально быстро ограничить распространение инфекции, в том числе резко снизив плотность социальных контактов. Несмотря на боязнь заразиться, интерес населения – минимально скорректировать свои личные планы из-за новых запретов: продолжать работать для сохранения заработка, использовать общественный транспорт, максимально быстро вернуться в свою страну, пока сохраняется авиасообщение и не подскочили цены на билеты. В этом случае решения о медицинском досмотре в аэропортах, закрытии метро или введении спецпропусков для продолжающих работать во время карантина – одновременно решение и наиболее простое, доступное для быстрой имплементации, и достаточно «частичное» (инкрементальное), чтобы сбалансировать интересы.  Вместо полного запрета на въезд в страну, в том числе своих граждан, потенциальных носителей инфекции – усиливаются методы выявления инфицированных. Вместо введения полного карантина – ограничение на передвижения общественным транспортом и выдача индивидуальных разрешений на продолжение работы. Тем не менее, очевидность и частичность принятых таким образом решений привели к дополнительным, непросчитанным рискам распространения инфекции.

 

Выпуск подготовили:

 

Олег Шакиров, старший эксперт направления «Исследования»

Дмитрий Соловьев, эксперт направления «Исследования»