Новости

Коммерсантъ: «Черноземье ставят на электронную платформу»

«Ъ-Черноземье» выяснил основные цели цифровой трансформации макрорегиона

 

Разработанные недавно региональные трехлетние стратегии в области цифровой трансформации отраслей экономики, социальной сферы и госуправления призваны улучшить уровень жизни населения. Однако прежде каждому региону предстоит решить множество проблем, в числе которых, помимо отсутствия повсеместного хорошего интернета и нехватки квалифицированных кадров, нежелание бизнеса участвовать в проектах по цифровизации. По мнению экспертов, вместе с улучшением взаимодействия между ведомствами и увеличением количества автоматизированных услуг для рядовых пользователей стоит ждать и усиления контроля центра над регионами.

 

«Ъ-Черноземье» изучил подробности региональных стратегий в области цифровой трансформации отраслей экономики, социальной сферы и госуправления, разработанных в конце лета по поручению президента РФ Владимира Путина. Действие документов рассчитано до 2024 года. Общие задачи стратегий — внедрение беспроводной связи, больших данных, искусственного интеллекта, интернета вещей, виртуальной и дополненной реальности, а также других «новых производственных технологий».

 

Минцифры РФ определило шесть обязательных отраслей, которые должны быть отражены в стратегии: образование и наука, здравоохранение, развитие городской среды, транспорт и логистика, государственное управление, социальная сфера.

 

Регионы Черноземья предложили проекты и по другим сферам. В их числе — промышленность, физкультура и спорт, сельское хозяйство, экономика и финансы, строительство, безопасность, культура, экология и природопользование. В стратегиях для каждой отрасли прописаны проблемы, которые предстоит решить с помощью цифровизации, а также стратегические риски при реализации проектов.

 

Стратегии регионов увязаны с планируемыми показателями национальных целей. В частности, правительство РФ ожидает, что к 2024 году вложения в отечественные решения в сфере информационных технологий увеличатся в четыре раза по сравнению с 2019 годом, а показатели качества городской среды — в 1,5 раза. Доля доступных в электронном виде социально значимых услуг должна вырасти до 95%, а доля домохозяйств с широкополосным доступном в интернет — до 97%.

 

Финансировать проекты по цифровизации планируется из федерального и регионального бюджетов. Тамбовская стратегия также предполагает участие муниципальных бюджетов и внебюджетных инвестиций. Конкретные суммы пока не определены. В администрации Липецкой области «Ъ-Черноземье» пояснили, что на уровне регионов сейчас идет работа по внесению всех представленных в стратегиях проектов в соответствующие госпрограммы, чтобы потом получить финансирование.

 

В стратегии цифровой трансформации Белгородской области указаны десять отраслей. Среди прочих целей власти региона в ближайшие три года рассчитывают обеспечить равные возможности в образовании «для всех детей для проявления индивидуальных способностей», создать единую платформу по решению вопросов городского развития, улучшить госуправление «на основе больших данных» и благодаря технологиям искусственного интеллекта.

 

Стратегия Воронежской области охватывает 12 отраслей. При этом ставка сделана на повышение качества человеческого капитала, увеличение производительности труда, развитие высокотехнологичных отраслей промышленности. Среди проблем, которые предстоит решить стратегии,— отсутствие научно-образовательного центра мирового уровня, конфликты с существующими корпоративными культурами, доминирование тВ Орловской области в стратегию включили семь отраслей. Среди задач указаны постепенный отказ от бумажных носителей при обучении, создание и развитие «незаметного» межведомственного взаимодействия, роботизация части процессов госуправления, снижение социальной напряженности за счет возможности получать услуги в электронном виде. Среди наиболее острых проблем, которые предстоит решить, указан недостаточный уровень конкурентоспособности промышленных предприятий.

 

Стратегия Тамбовской области охватывает девять отраслей. В числе проблем, которые должна решить цифровизация, указаны низкая конкурентоспособность региональных разработок и зависимость органов власти от импортного программного обеспечения.

 

Все регионы так или иначе указывают на отсутствие повсеместного высокоскоростного интернета и недостаток квалифицированных кадров.

 

В Курской области стратегия затрагивает 15 отраслей. Основными задачами являются увеличение доли услуг в электронной форме, цифровизация контрольно-надзорной деятельности, переход на электронный документооборот, внедрение цифровой образовательной среды. Среди многочисленных проблем, которые тормозят цифровизацию региона, отмечен недостаточный уровень инвестирования в региональную экономику.

 

Стратегия Липецкой области охватывает девять отраслей. Власти рассчитывают не только внедрить цифровые технологии в различные сферы, но и создать «комфортные и безопасные условия жизни в населенных пунктах». Текущими проблемами являются использование морально устаревшего оборудования, отсутствие единой концепции работы с данными.
Среди возможных рисков в стратегиях есть несколько общих для всех. В частности, при цифровизации госуправления можно потерять управляемость «в критических сферах из-за сбоев в системах». Белгородские, курские, орловские и тамбовские власти опасаются слабого или вовсе отсутствующего финансирования в некоторых отраслях. В Воронежской и Курской областях стратегическим риском названа возможная масштабная утечка данных.

 

Кроме того, в курской стратегии отмечены низкий уровень доверия к решениям, принимаем искусственным интеллектом, и «подмена физической реальности миром иллюзий». Курские и липецкие власти отмечают неготовность «ряда граждан, организаций» использовать электронные сервисы, а «ведомств, в том числе федеральных» — сокращать сроки предоставления информации в рамках межведомственного взаимодействия. Бизнес же не готов раскрывать информацию о своей деятельности.

 

В Орловской области к рискам отнесли в том числе возможное сокращение числа рабочих мест из-за модернизации производств. Тамбовские власти помимо прочего опасаются «влияния человеческого фактора» на результаты цифровизации.

 

Гендиректор информационно-аналитического агентства Telecom Daily Денис Кусков в целом позитивно оценивает инициативу. «Основная задача — внедрить цифровые возможности во все аспекты деятельности как управленческих, так и производственных структур. Для государства это в первую очередь ускорение взаимодействия со всеми ведомствами администраций регионов и городов, для пользователя — получение услуг в автоматическом режиме»,— подчеркнул господин Кусков. С другой стороны, глобальная цифровизация неизменно приведет к усилению контроля над регионами, замечает эксперт.

 

По мнению руководителя направления «Цифровое развитие» ЦСР Александра Малахова, регионы Черноземья достаточно развиты с точки зрения цифровой зрелости: «Белгородская область, например, регион с сильными компетенциями в области цифровой трансформации».

 

При этом традиционно развитый в Черноземье АПК не вошел в блок обязательных отраслей, которые должны быть отражены в стратегии, отмечает господин Малахов: «Именно они станут ключевыми при оценке цифровой зрелости региона. А этот показатель, в свою очередь, включен в методику оценки деятельности глав субъектов РФ. С учетом того, что вопрос бюджета в стратегии не затрагивается, для проектов из необязательных отраслей получение финансирования может стать проблемой».

 

На текущий момент региональные стратегии цифровой трансформации содержат недостаточно региональной специфики в своих стратегиях, считает руководитель проектов направления «Консалтинг» АНО «Центр перспективных управленческих решений» Николай Середа. Основными сложностями, с которыми регионы столкнутся при реализации стратегий, по его мнению, станут ограничивающий характер законодательства в сфере цифрового развития и невыстроенные отношения между ответственными за цифровую трансформацию.

 

Источник